Как город хотели на районе «женить»

Апогей нигилизма и абсурда
20.10.2016
Местные власти в Иркутской области не поддерживают укрупнение мелких поселений
20.10.2016

Источник: http://tv-geo.ru/obschestvo/6022-problemy-goroda.html

20 лет со времен губернатора Черногорова краевые чиновники упражняются в экспериментах с местным самоуправлением и вместо наведения порядка и развития территорий постоянно кого-то с кем-то разъединяют, а потом с тем же умным видом соединяют. Толку нет, зато все при деле.

Народ — это звучит гордо. И только.

О чем только не спорят в политических шоу российские политики! Они навязли на зубах Украиной и Сирией, словесами вынесли из мавзолея Ленина, обмусолили Сталина с Хрущевым, запугали педофилами, насильниками и мигрантами, мысленно повоевали с НАТО и в мечтах победили Америку. Но как черт ладана политическая элита боится затрагивать внутреннюю политику и вскрывать причины бедственного положения российской провинции.

Тема крайне неудобная. Ведь некоторые вопросы находятся исключительно в компетенции президента. И если проблемы прогрессируют и усугубляются, то обществу приходится додумывать: то ли глава государства не в курсе происходящего, то ли он сам всему инициатор.

Возьмем закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». По этому закону, «местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации, признается, гарантируется и осуществляется на всей территории РФ».

А значит, гарантом реализации данного закона является сам президент России. Гарантом, в частности, первой же статьи данного ФЗ: «Местное самоуправление в Российской Федерации — форма осуществления народом своей власти».

Смешно и грустно. Потому что народ к этому закону, как и к властным институтам, не имеет никакого отношения и ничего не решает. А соответственно гарант Конституции не может ничего гарантировать народу. Такая вот причуда. По крайней мере, в Ставропольском крае.

Помните, как Чубайс ударил по экономике ваучерами, и предприятия повсеместно начали загибаться? В таком вот разворовано-приватизированном варианте промышленность вступила в эпоху местного самоуправления. То есть либералы 90-х, грабанув экономику, предложили народу дальше топать по жизни без штанов. Без бюджета, без налогов, без зарплат и пенсий. С одним лишь законом наперевес.

А что такое местное самоуправление? Это принцип: как потопали, так и полопали. Есть бюджет — будут дороги, школы, детсады, спортзалы и прочее. Нет бюджета — нет ничего. Одни дотации. Самый мизер от государства, чтоб напрочь не загнуться.

Что в таких условиях может сделать — по закону — народ? Да ничего. Народ — это слово на бумаге. Что власть и доказывала упорно все последние 20 лет.

 

Жертвы экспериментов

Ставрополью фатально не повезло. Тогдашний губернатор Черногоров неистово взялся проводить в крае всероссийский эксперимент с местным самоуправлением. Край попал под каток разрушительной некомпетентности, плоды которой пожинает до сих пор.

Георгиевск с районом были тогда одним целым и территориально, и экономически. При этом Георгиевск благодаря наличию предприятий федерального уровня, был городом краевого значения, а значит, имел бюджетную обеспеченность гораздо выше, чем другие районные центры. Например, Зеленокумск или Новопавловск.

В 90-е годы в Георгиевск неоднократно наведывался гость из Америки Дэн Браун, мэр города Айова. Мне довелось беседовать с ним по вопросам местного самоуправления. В то, что я слышала, не верилось: жители на сходах решают, где и какую дорогу строить, какой парк разбить, какой травой засеять газоны и какие цветы высадить на балконах, чтобы придать домам изысканный облик. А еще там народным голосованием выбирали шерифа — по-нашему, начальника полиции. Такому, мол, больше доверия и спросить с него можно на сходе или переизбрать, если не туда зарулит. И все друг перед другом ответственные, сознательные, законопослушные! Ну, просто сказка.

Таковую захотелось построить и нашим разработчикам закона о местном самоуправлении, к которому в 93-95 годах приложил руку и наш земляк — депутат Госдумы Виктор Бородин, член профильного Комитета.

Но благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. Идея была хорошая, но в ее основе лежало непонимание главного — демократия с ее институтами не может прорасти в российскую почву в одночасье и по чьей-то прихоти.

На Ставрополье начались скандалы, судебные тяжбы, экономика затрещала по швам.

В то время в Георгиевске действовала государственная территориальная администрация во главе с Павлом Морозовым, которая управляла городом и районом и противостояла местному экспериментатору — Илье Тереру. Он был одержим идеей оторвать город от района, сделать Георгиевск самостоятельным муниципалитетом, скинуть с ног «вериги» в лице колхозов-совхозов.

Как они тогда жили, рассказала глава поселка Шаумяновский Любовь Петровна Несвет:

— Нам было очень трудно. Экономическая политика 90-х ударила по сельскому хозяйству — колхозы не работали, зарплату люди не получали, долги росли… Нам нужна была помощь, бюджеты нечем было пополнять. И мы, селяне, поддерживали Павла Морозова в его противостоянии с Терером. Морозов пытался сохранить единство города и района и понимал, что только государство в состоянии удержать селян от полного разорения. Мы ездили к губернатору Черногорову, хотели его убедить в пагубности курса на разъединение района с городом, просить, чтобы не обижали селян, не бросали на произвол судьбы сельское хозяйство, ведь уже тогда не пахалось и не сеялось ничего, люди стали покидать село… Но нас на прием не допустили.

Город думал, что выжить легче поодиночке. И какое-то время выживал — в заводах еще теплилась жизнь. А вот район…

— Бюджет сел до 2000 года был профицитным, потому что подоходный налог защищался на 100%, земельный и имущественный налоги тоже поступали к нам полностью. Однажды нам перепало аж 900 тысяч рублей в бюджет, и мы впервые сделали часть дорог, отремонтировали здание администрации и купили машину — Шаумяновский сельсовет большой, состоит из четырех поселений, без транспорта их не охватишь. Но после 2000-го года в бюджет стало зачисляться подоходного налога всего 10%! Сравните: 900 тысяч и 90 тысяч. Что на них можно было сделать? — вспоминает Любовь Петровна.

Селяне войну с городом проиграли, утерлись рукавом и стали учиться выживать отрезанным ломтем.

 

На чужой каравай…

Но земля потому и зовется кормилицей, что, работая на ней, невозможно быть нищим. Постепенно села окрепли. Появилась и надстройка над ними — районная администрация, которая пухла и жирела, научившись хитромудрым схемам отъема земли и освоив азы коррупции.

Прошлым летом мне довелось разбираться в войне фермера Михаила Агеева и главы райадминистрации Александра Боброва. Его подчиненные технично и не один год вели линию на обезземеливание крестьян в пользу крупных сельхозпроизводителей. В ход шли судебные иски, фальсификация документов, подтасовка фактов, подставные лица и пренебрежение законом. У трудяги Агеева банально отбирали землю под соусом того, что он задолжал арендную плату, которую, однако, погасил перед началом судебного заседания, чем исчерпал предмет спора.

Но Бобров не отступил — негоже, мол, бывшему замминистра краевого правительства пасовать перед нижестоящим. Начались арбитражные процессы, дело дошло аж до Верховного суда в Москве — вот как высоки были ставки!

Агеев выиграл все и отстоял свою землю.

В процессе расследования мы вышли на отработанную схему отъема земли с участием подставных лиц криминального типа. Суть простая: этому лицу чиновники сливают информацию о земле, которую вознамерились прихватить, лицо пишет исковое заявление в суд о претензии на гектары фермера. В помощь лицу придается адвокат, обкатанный в процессах по защите коррупционеров в разных районах края, чиновники организуют аукцион, на который, кроме того лица, никого не допускают, и — земля из рук фермера уплывает. Всё. «Звезды не сложились».

Агеев устоял и добился приема у полпреда губернатора Галины Ткачевой. Он предъявил ей письмо из краевой прокуратуры от 29 июня 2015 года. В нем говорилось о представлении еще в 2013 году (!!!) Георгиевской межрайпрокуратуры в адрес главы администрации района — расторгнуть трудовой договор с начальником отдела имущественных и земельных отношений Ольгой Волошиной!

Дамочка попалась на мошенничестве с использованием служебного положения и была осуждена Георгиевским городским судом к 150 тысячам рублей штрафа. Однако ее не только не уволили — ни прежний глава района Шабалдас, ни нынешний Бобров, но и обласкали и повысили в должности — от специалиста до замначальника, а потом и начальника отдела земельных и имущественных отношений.

Юрист администрации в ответ на удивление полпреда Ткачевой решительно запротестовал: «У нас такого письма прокуратуры нет!». Чем и выдал райадминистрацию с потрохами: кто-то предусмотрительно изъял то письмо прокуратуры из входящей почты! И мы даже догадываемся, кто именно. Письмо ведь никак не вписывалось в схему отъема земли, в чем так поднаторела Волошина и за что ее держали при себе Шабалдас с Бобровым.

Непонятно только, почему прокуратура не контролировала исполнение своего же предписания, хотя прошло уже три года!

Полпред губернатора Галина Ткачева тогда обещала разобраться в проблеме, «чтобы не наломать дров». И вот этих «дров» уже — целая вязанка.

 

Обещанием сыт не будешь

Три недели села и станицы Георгиевского района лихорадит нелегкая. В Интернете начат сбор подписей под петицией к президенту России, лидеру Общероссийского народного фронта Владимиру Путину и губернатору Ставропольского края Владимиру Владимирову с просьбой не допустить объединения города и района.

Довод такой: Георгиевский район входит в пятерку лучших муниципальных образований края и имеет численность населения больше, чем Георгиевск. Поэтому нелогично городу, позорно утратившему свои позиции флагмана краевой индустрии и едва сводящему концы с концами, поглощать сельскохозяйственный район, который еще недавно город «выбросил на помойку».

А теперь что же? «Город хочет решать свои проблемы за счет селян? Не выйдет!» — таков совокупный настрой сельских глав района, которых давно уже достали игрища чиновников. Пользы и помощи от них никакой, одни проблемы.

И вот 11 февраля в Георгиевске прошло совещание с участием губернатора, членов краевого правительства, депутатов краевой думы, глав муниципалитетов. Владимиров высказался обнадеживающе: окончательное решение о возможном объединении города и района будет приниматься только с учетом мнения людей, исходя из интересов жителей данной территории.

— Конечно, мы всегда приветствуем идеи, которые позволяют экономить расходы на управление и эффективнее использовать бюджетные средства. Но основой для конкретных решений должен быть голос народа и только так, — сказал Владимиров.

В его уверенность хотелось бы верить, да не получается. Потому что у нас перед глазами печальный опыт Буденновска. Там тоже в 2010 году жителям города и района команда губернатора Гаевского чего только не обещала! Манну небесную, лишь бы город влился в состав района. Провели референдум. Результаты, как водится, нарисовали. И что? Буденновск лишился миллиарда рублей ежегодных бюджетных средств, выделяемых государством на реализацию функций города краевого значения. И стал Буденновск районным центром. Сегодня это — дырка от бублика. Апатичное население, кошмарная экология, безденежье, воровитая власть и полная беспросветность. Сил повернуть гнилое колесо телеги нет.

Вице-губернатор Юрий Белолапенко по завершении того акта «народного волеизъявления» жестко изрек: «Следующий — Георгиевск!». Тогда наш город восстал всеми своими благородными чувствами. «Никогда!» — восклицали депутаты гордумы вместе с мэром Губановым, а позже — с Манаковым. Гордый город ни за какие коврижки не хотел растворяться в районе и повторять судьбу Буденновска. И краевая власть решила выждать момент. Поэтому следующими после Буденновска стали Минводы.

В октябре прошлого года там тем же чудесным образом случилось объединение города с районом. Но теперь принцип был иной — район присоединили к городу. Главы 15 сел и депутаты упразднены, сельские бюджеты потекли в общий карман, откуда выдернуть копейку на то, чтобы ввернуть лампочку или постелить асфальт, теперь будет невозможно. Селу ведь всегда доставался остаточный принцип.

Единственное сегодня связующее звено сел и Минеральных Вод — начальники отделов со штатом две калеки с половиной. Их функционал — принимать заявки и жалобы населения и затем переправлять в город. Так что дальнейшая судьба минводских сел плачевна.

Однако там не было ни митингов протеста, ни малейшего недовольства со стороны населения. Оно тоже заразилось апатией, видя, как власть десятки лет попирает права народа и фальсифицирирует результаты выборов в пользу «Единой России». Мандаты депутатов получали люди, которые себя дискредитировали в глазах земляков, годами решая собственные проблемы. А чиновники упивались безнаказанностью и продавали за пятак землю и недвижимость, вырубали деревья, уничтожали зеленые зоны. Минводы превратились в сплошное месиво из автомобильных пробок, грязи, битых дорог и очковтирательства.

Поэтому ликвидация армии нахлебников здесь, конечно, огромное подспорье бюджету. Но, во-первых, нечего было раздувать эту армию до непотребства, а во-вторых, ее следовало заставить работать по закону. Но депутаты в Минводах, напротив, ярко проявили свой коррупционный характер. Давеча весь край наблюдал прецедент, когда прокуроры призвали гордуму обсудить факт нарушения антикоррупционного законодательства — избранный мэр Сергей Перцев устроил на работу в администрацию сестру своей жены, не указал в налоговой декларации сумму 20 млн рублей…

Депутаты городского округа отказались даже обсуждать заявленную прокурорами (!!!) тему, тем самым поддержав коррупционное поведение народного избранника и невольно признав, каким «кодексом чести» руководствуются сами. Такую вот систему «народовластия» учудили в Минводах.

 

Власть зашла с тыла

На том недельной давности совещании в Георгиевске краевые чиновники, конечно, кинулись успокаивать общественность. Мол, это будет не больно — объединить город с районом, селяне ничего не потеряют ни в статусе, ни в льготах, ни в тарифах и компенсациях.

Спрашивается, а зачем тогда вообще затевать эту вакханалию, если присоединение района к городу ничего не изменит? Зачем в сотый раз будоражить людей экспериментами, стравливать город с районом?

Тем временем вечно мятежный Георгиевск помалкивает. Оно и понятно. Ведь присоединить-то район собираются к нему! Это ведь город прирастет территорией, проглотит 15 сельских бюджетов! Зажирует, можно сказать! Раздвинет границы, прихватив земли сельхозназначения станиц Подгорной и Незлобной, поселка Нового и села Краснокумского и те, до которых не успели добраться руки райадминистрации.

Сомневаетесь? Напрасно. Городу ведь нужно развиваться. А куда? Помнится, Илья Терер, царство ему небесное, жаловался в прокуратуре, что у Георгиевска нет свободной земли, а значит и возможности выполнять постановления российского правительства по предоставлению, например, жилья многодетным, детдомовцам, строить дома для переселенцев из ветхого фонда. Городу, кровь из носу, надо решать свои проблемы. Поэтому Георгиевск готов взять в «жены» даже нелюбимый район, лишь бы заполучить его «наследство».

Спросить же город, куда он растренькал собственную экономику, ни у кого язык не поворачивается. Потому что «тренькали» все, кому не лень — и в городе, и в крае, и в Москве.

Вот такая получилась проверка на вшивость. Под видом местного самоуправления чиновники вбивают клин в народ, разъединяя его по социальным квартирам. Снова селяне в проигрыше. В 90-х их кинули, как щенков, выживать в мутной воде младореформаторских экспериментов. Сейчас хотят отнять то, что селяне сумели создать ценой невероятных усилий.

А ведь за последние 3-4 года села начали поднимать голову, фермеры наловчились работать под ударами государства, зашевелилась жизнь в хозяйствах, заработали производства, появились новые дороги, ремонтируются здания. Сейчас в каждом селе есть свой МФЦ, местные администрации выполняют государственные полномочия, облегчая жизнь населению. Например, нотариальные действия, полномочия ЗАГСа с регистрацией браков, смертей, разводов, установления отцовства: человек пришел за справкой, завтра ее выдали. Не надо ехать в город, до которого, как в случае Крутоярки или Балковского, более 60 км. И межпоселковые дороги — душу вынут. То яма, то канава. Районной власти всегда было недосуг постелить там асфальт.

 

Из двух зол — меньшее

В редакцию нашей газеты пришло письмо от Светланы Ивановой, уроженки станицы Георгиевской, в котором она прямо указывает на нарушение законодательства проводниками идеи объединения города и района: «Закон не предусматривает объединения всех входящих в состав муниципального района поселений с городским округом и создания нового муниципального образования со статусом городского округа. Однако главам сельских территорий настоятельно „рекомендовано“ внести в Думу Ставропольского края законодательную инициативу о вхождении сельских поселений в состав вновь образуемого городского округа. Подчёркиваю, без учёта мнения жителей сёл!».

И еще один любопытный момент, проливающий свет на торопливость краевой власти. Цитируем письмо: «Всё это происходит в преддверии проводимой в 2016 году Всероссийской сельскохозяйственной переписи. Хотя в соответствии с постановлением Правительства РФ от 10 апреля 2013 года № 316 «Об организации Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года» органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления рекомендовано «не осуществлять в 2016 году преобразования административно-территориальных и муниципальных образований».

Неужто краевое правительство убегает от ответственности, ведь сельхозперепись к 15 августа выявит реальную ситуацию в крае! С финансовым состоянием муниципалитетов, с дорогами, землями, с недвижимостью, с экономикой и миграцией… Качество управления неизбежно всплывет и потребует оценки.

Надеемся, однако, что губернаторская команда не пойдет на столь откровенное пренебрежение постановлением правительства России и не только сбавит обороты, но и кардинально пересмотрит свою идею фикс.

В одном можно поддержать Владимирова. Как было объявлено на встрече с общественностью, экономия от объединения города с районом, от упразднения чиновного районного аппарата и исполнителей дублирующих функций даст бюджету… 40 млн рублей!

То есть оптимизация, как ни крути, является задачей главнейшей и нечего пыль в глаза пускать. Но кто раздул до безобразия этот аппарат, пропихивая в районные и сельские администрации дочек-сыночков? Они умело изображают занятость, вальяжно восседая в уютных кабинетах со сплит-системами и режутся в карты с компьютером. Кто понес ответственность за эдакое разбазаривание бюджетных средств? А ведь за ним стоит самое скверное — дискредитация самой идеи местного самоуправления.

Предлагаю поставить Минераловодскую схему с головы на ноги — ликвидировать чиновную кормушку в лице районной администрации! Пусть в ней останется два-три человека, которые будут осуществлять связь района с краем. А сельские муниципалитеты, раз уж наплодили когда-то этих «детей», оставьте в покое. Не гневите Конституцию. Не подрывайте авторитет ее гаранта.

Что же до города… Пора ему прекратить провоцировать разногласия с селом. Если уж разодрали однажды территорию по живому, то нечего втыкать ржавые иглы в едва зажившее тело района.

От редакции: По последним сведениям вопрос объединения города и района пока отложен на 2017 год.

Елена САРКИСОВА

«Георгиевская ТВ НЕДЕЛЯ»